ПОДЛИННАЯ ПАРФЮМЕРИЯ И КОСМЕТИКА ОТ МИРОВЫХ БРЕНДОВ С ДОСТАВКОЙ ПО РОССИИ.
+7(913) 390 10 50
  В корзине (0) товар(ов).

Управляемый за нос: Чем нужно пахнуть здесь и сейчас.


Выставка Esxence проходила с 20 по 23 марта под крышей выставочного центра La Triennale di Milano. На ней были представлены 132 бренда нишевой парфюмерии — начинающих и с большой историей, верных классике высокой парфюмерии и готовых к провокации. Огромный гипсовый нос, расположенный на стене у входа, как бы напоминал гостям — можете отключить все свои чувства, кроме обоняния.

Лимоны и ирисы

На этот раз король прошлых лет уд скромно курил в углу — из новых удовых ароматов можно назвать разве что «сладкую» парочку от Montale — Orange Aoud и Aoud Melody и творения французского дома Parfums de Nicolai — Rose Oud и Amber Oud. Весенний сезон оказался богатым на легкость и прохладу, и даже представленный уд был по-особому деликатен. Похоже, тяжелым ароматам самое время занять место на наших антресолях или исключительно прилавках Ближнего Востока, где вкусам на густые ароматы не изменяют столетиями.  Центром внимания на этот раз стали цитрусовые. Lemon Line от Mancera одним из первых дерзко ударил в носы лимонной свежестью, и рефлекторное слюноотделение не покидало гостей выставки до самого ее завершения. В пространстве залов центра La Triennale di Milano пахло Сицилией, цитрусовыми плантациями и стихотворением Мандельштама: «Давай ронять слова, Как сад — янтарь и цедру, Рассеянно и щедро…» Среди удачных — апельсиновый Prudence Paris No13, 23 Janvier 1984 от марки Pozzo di Borgo с парагвайским петитгрейном, лимонно-удовый Orange Aoud от Montale и коллекция одеколонов Les Colognes Essentielles от La Manufacture. Цитрусовые присутствуют в составе новинок бренда Paul Emilien и демонстрируют все разнообразие их видов: так, грейпфрут придал аромату Carrousel легкого дыхания, а горький апельсин сделал Premiere Danse пряно-сладким.

И даже капризное дитя современной парфюмерии — марка Etat Libre d`Orange — изменила своим скандальным сложным ароматам на темы конца света, секреций человека и дворцовых путан, выпустив цитрусовый одеколон с лаконичным названием Cologne. «Мы сломали правила, — рассказал Дэвид Джеймс, графический дизайнер бренда. — Неожиданно для наших поклонников. Да и для нас, признаться, тоже. Но в том-то и состоит наша задача — постоянно удивлять. Мы всегда предлагали декадентские ароматы, оскорбительные, а сейчас — просто хороший, качественный одеколон. Время покажет, насколько окажется успешным выбранный путь». В композиции, которую составила Александра Козински, присутствуют кровавые апельсины (сорт «Королек»), жасмин, нероли и бергамот. Дизайн флакона тоже новый — непрозрачный белый с голографической наклейкой.

Ирис — другой ингредиент, которому парфюмеры пели дифирамбы. Ирис – компонент дорогой, получают его из измельченных корневищ растения, которые прежде должны пролежать несколько лет в сухом помещении. «Самый снобистский», — сказала про ирис француженка Валентина Поццо ди Борго. А еще пластичный, которому удается принимать совершенно различный характер в зависимости от соседства: хотите — вот вам скромный ирис, хотите — развязный. Если дорогой и аристократичный, то вам к американской марке The Vagabond Prince, которую основала русская эмигрантка Елена Кнежевич. «Обе наши новинки посвящены ирису. Я сразу сказала парфюмеру Бертрану Дюшафуру: Бертран, мне бы хотелось настоящий ирис». Swan Princess («Царевна-Лебедь») и Land of Warrios («Земля воинов») получились очень достойными. В первом ирис звучит женственно, пудрово, льстиво, смешан с семенами моркови, лимоном, пионом и ландышем и оставляет длинный шелковый шлейф; во втором — более брутально вместе с кожей, семенами ангелики, дубовым мхом, табаком и мускусом. «Воинственный, — говорит про Land of Warrios Елена. — Тут ирис не для того, чтобы льстить, а заставляет следовать своим принципам. История про человека, который в любой ситуации должен оставаться человеком».

В аромате Aramesh (дом MariaLux) от ириса веет страстью. «Он пропитан романтикой последнего вздоха, — несколько неожиданно прозвучал комментарий на стенде марки. — Подумайте, была ли бы жизнь так интересна, если не было бы смерти. Удивительная вещь». Aramesh создавался как кусочек внутренней гармонии, символ мира с небом и собой. Ирис с медом, возбуждающим иланг-илангом, розой и горьковатой геранью — не слишком ли пикантный и неприкрыто сексуальный союз для того света? Но композиция действительно неземная — с этим не поспоришь.

Кунжутное семя

Французский бренд Memo выпустил новую коллекцию Graines Vagabondes, посвященную семенам. Дебютный в линии — аромат Kedu с кунжутом. «Семена давно использовались в парфюмерии — вспомните хотя бы анис, кардамон или кумин, — говорит «нос» дома Memo Элеонор Массенет. — Но никогда они не находились в центре композиции. Так что это было нашим оригинальным решением». Почему кунжут? «Вдохновением для аромата стало путешествие на остров Ява. Там в долине Кеду расположен храм Боробудур, и согласно буддистскому обычаю прихожане сжигают по одному кунжутному семечку за каждую страсть. Буддисты дотошны — они насчитывают более тысячи человеческих слабостей, — дополняет создательница Memo Клара Молла. — И вот этот жест, когда кунжут летит в огонь, а потом помещение наполняет необыкновенный запах — ощущения врезались в память». Жареный кунжут в Kedu смешан с эфирным маслом грейпфрута, тем самым поддерживая общий парфюмерный бум на цитрусовые.

Новые марки

Были на Esxence и новички. К примеру, Alyson Oldoini — совместное детище итальянки Алисон Ольдоини и французского парфюмера Бенуа Лапуза. Из 150 составленных совместно ароматов Алисон и Бенуа выбрали шесть (три женских и три мужских) — все отличаются чистыми материалами и 20-процентными эфирными маслами. Скоро их привезут в магазины Articoli. Особенно хороши мужские Rhum d’Hiver и Marine Vodka с ананасом, арбузом и водкой. «Мне нравится Rhum d’Hiver, — добавляет Алисон. — Он для мужчины, который живет в мире женщин. Слабый пол от него без ума».

Вскоре ожидается еще одна интересная марка в «Ароматеке» на Знаменке — Olivier Durbano. Понравится не только ценителям нишевой парфюмерии, но и петрофилам. Каждый аромат Оливье посвятил определенному камню — цетрину, гелиотропу, розовому кварцу, аметисту, девятый в коллекции с нотами белого трюфеля и грейпфрута — вымышленному философскому. «В пять лет я увлекся камнями, даже не припомню, с чего все началось. Первый камень в моей коллекции был серый, некрасивый — подарок родителей. В переходном возрасте, когда мне было 15, я забросил свое хобби и вернулся к нему только в студенчестве. Шаг за шагом собрал большую коллекцию, потом выпустил ювелирные украшения, а следом парфюмерию, вдохновленную камнями». Ароматы Olivier Durbano выйдут в концентрации — Extrait de Parfum и Eau de Parfum (духи и парфюмерная вода).

Другая новая марка Dear Rose в России в этом году появиться не обещает. Ее создательница — знаменитая Шанталь Роос, начавшая свою парфюмерную карьеру в 1976 году в Yves Saint Laurent и отвечавшая за все, начиная от выбора парфюмера и заканчивая дизайном упаковки. «Я работаю с ароматами уже 38 лет. Помню, когда мы запускали Opium в 1977 году, так совпало, что в этот же месяц был запуск еще одного аромата. И все вокруг говорили: это провал, сразу два аромата в один месяц. Сейчас это кажется смешным, потому что выходит огромное количество парфюма». На вопрос, не боится ли конкуренции, Шанталь отвечает, что нет, и предлагает познакомиться с ее коллекцией. «Все пять ароматов посвящены женщине в разные периоды ее жизни. Запах A Capella — это запах утра, а вот, к примеру, гипнотический Bloody Rose — про женщину-соблазнительницу. Она заходит в ресторан, и каждый ее видит и чувствует». Остановились на I Love My Man с розой, гвоздикой и сандалом в базе.

Сандал, кстати, совсем редко встречался на выставке. Патрисия де Николай, парфюмер и внучка Жан-Поля Герлена, объяснила, что это не случайно: «Сейчас в Индии, основном поставщике масла, запрет на вырубку сандаловых деревьев. Тотальный запрет — ни единого деревца. И сандал, который так любили «носы», повторить искусственно не получается. Синтетика — все не то».

Другой

И хотелось бы отметить, что классика этой весной повсеместна — пахнуть будем скромно и холодно, никакого дегтя или нот керосина, которые повадились без меры добавлять в свои произведения новомодные парфюмеры-затейники. Но Алессандро Галтьери, широко известный по марке Nasomatto, настаивает на том, что все подлинные запахи — дурные, провокационные, и отказывается создавать простое. Маэстро представил на Esxence свой новый проект — бренд Orto Parisi. Orto с итальянского переводится как «сад», Parisi — фамилия его дедушки по материнской линии.

«У моего деда был сад. И он удобрял почву коровьими экскрементами, — вспоминает Алессандро. — Вы даже не представляете, какими вкусными были овощи, выращенные на этих грядках». В основу пяти новых композиций парфюмер и положил навоз. Ароматы получились в лучших традициях современного искусства — яркими, смелыми, необычными, но в то же время подходящими для ежедневной носки. Вот, к примеру, Boccanera пахнет шоколадом и имбирем, Brutus — кожей, Bergamask — бергамотом и мускусом. В России новинки появятся в петербургском бутике селективной парфюмерии Rivoli Perfumery, куда Алессандро пообещал приехать лично в конце мая, и московском «Рив Гош «Цветной». Так что будет еще шанс распробовать.

Впрочем, о своей марке Nasomatto Галтьери тоже не забыл — выпустил Blamage, аромат, посвященный ошибке. «Все самое интересное в нашей жизни происходит вследствие ошибки. Даже главные парфюмерные открытия случались лишь потому, что лаборант плеснул слишком много эфирного масла в пробирку. Но попробуйте специально совершить эту ошибку — и у вас ничего не получится». Ходят кулуарные слухи, что Blamage станет последним ароматом в марке Nasomatto, но, к счастью, не последним в карьере самобытного Галтьери.

Ирина Багаева

Взято из: http://style.rbc.ru/news/style/2014/04/07/18191/


comments powered by Disqus